+79268855999
(Viber, WhatsApp, Telegram)

Интервью Виталика Бутерина: о криптовалютной лихорадке и крипторубле. Интервью с основателем фонда ethereum виталиком бутериным


Интервью с основателем Ethereum — Виталиком Бутериным

Виталик – создатель платформы Ethereum. Он открыл для себя блокчейн и криптовалюты в 2011 году, изучая Bitcoin, и был весьма впечатлён технологией и её возможностями.

В сентябре 2011 года он стал соучредителем Интернет-издания «Bitcoin Magazine», а спустя два с половиной года, в ноябре 2013 г., изучив потенциал технологии блокчейна и основанных на ней приложений, создал техническое описание Ethereum. Сегодня он возглавляет исследовательскую группу, работающую над будущими версиями протокола Ethereum.

Когда вас впервые посетила идея создания Ethereum?

Ещё в 2013 году я работал над проектами Mastercoin и Colored Coins, и несколько недель спустя стало ясно, что возможности какого-то одного набора вариантов использования ограничены. Тогда я начал пытаться выстраивать блокчейн, который бы поддерживал как можно больше различных типов операций. После нескольких попыток возникла идея создать то, что сегодня мы с вами называем Ethereum.

Как вы собираетесь дальше масштабировать Ethereum?

Мы планируем заняться этим вопросом после релиза Casper 1.0. Скорее всего, это будет происходить в несколько этапов, будет проведено несколько хардфорков, и со временем вырастет функционал. Переход к суперквадратичной фрагментации (обработка более O(c^2), где С – операционная ёмкость узла) — значительная веха. Если этот барьер удастся преодолеть, возможно, количество обрабатываемых операций вырастет в геометрической прогрессии. Но ведь нужно ещё и удержать этот темп, а это тоже не так просто. Поэтому, мы продолжим планомерно внедрять различные тестовые варианты по мере развития технологии.

Каким образом будет осуществляться управление Ethereum в дальнейшем?

Это сложный вопрос. Встроенные элементы управления имеют свои преимущества, но есть и подводные камни. Например, если взять модель голосования вроде Dash/Tezos посредством токенов и закрепить её в качестве социального контракта, вы также создаёте ожидание того, что результаты такого управления будут легитимными. Увеличение эмиссии впятеро и передача её коалиции которая на 60% состоит из держателей токенов, так? Извините, эти 60% проголосовали за эту модель. Или, может быть, кто-то подкупит голосующих (следует иметь в виду, что взятка может вполне реалистично маскироваться под какое-либо обычное действие, например простую операцию с электронным кошельком, которым очень удобно пользоваться и с помощью которого можно голосовать от имени пользователя) и таким образом обеспечивает выгоду для себя? Ничего не поделаешь: результат голосования есть результат голосования! Поэтому, я считаю, что в любом блокчейне социальный контракт будет носить толику субъективности.

Так что, я уверен, что управление посредством блокчейна, если оно осуществляется аккуратно и стратегически верно, может приносить ощутимую пользу.

Вы согласны с тем, что хард-форки – это способ движения вперед, или допускаете другие варианты обновления, например софт-форки?

Лично я предпочитаю хард-форки. Они мне нравятся, потому что они приучают пользователей к контролю, заставляя их приспосабливаться к изменениям в протоколе. Конечно, они могут вызывать неразбериху, но такова цена свободы.

С какими основными организационными сложностями пришлось столкнуться Ethereum Foundation в этом году?

В первую очередь, трудности связаны:

1. С поиском источников доходов иных, нежели имеющиеся у нас накопления в «эфирах» (не волнуйтесь, помимо фиатных резервов у нас на руках $11 млн в ЕТН).2. С расширением команды и поиском подходящих кадров для дальнейших исследований во всех сегментах (возможности наращивания, приватность, безопасность, и т. д.).3. С установлением внешних связей, пониманием целей и задач фонда, обоснованием конкретных шагов и пониманием того, в чём заключается развитие.

cryptocurrency.tech

Интервью с основателем фонда Ethereum Виталиком Бутериным :: Телеканал РБК

Александр Астахов, директор по стратегии Leo Burnett Moscow

Александр Баранов, глава отдела риск-менеджмента «ЕФГ Управление Активами»

Александр Батушанский, совладелец ресторана "Северянин"

Александр Борисов, председатель Комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка, генеральный директор ММБА

Александр Бортенёв, директор компании «Медбокс»

Александр Бурков, эксперт Института управления закупками им. А.Б. Соловьева НИУ ВШЭ

Александр Гусев, президент Международного союза экспертов

Александр Кан, обозреватель русской службы BBC

Александр Самулкин

Александра Суслина, руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы

Алексей Бачеров, управляющий партнёр инвестиционного партнерства ABTRUST

Алексей Ефимов, член совета директоров и региональный директор JLL

Алексей Казаков

Алексей Петропольский, генеральный директор юридической компании URVISTA

Алексей Раевский, генеральный директор Zecurion

Алексей Раевский, генеральный директор компании Zecurion

Алексей Селиваненко, директор турнира ВТБ-Кубок Кремля

Алекскей Ткачук, главный редактор сайта «Рейтинг букмекеров»

Андрей Захаров, журналист «Фонтанка.ру»

Андрей Ковш, доцент факультета международных отношений СПбГУ

tv.rbc.ru

Интервью Виталика Бутерина о криптолихорадке и крипторубле

Создатель Ethereum Виталик Бутерин рассказал в интервью Financial Times, что он думает о криптовалютах, о людях, которые заработали на хайпе, о причинах взлета популярности Ethereum и идее российских властей создать крипторубль.

С идеями блокчейна и криптовалют Виталика Бутерина познакомил отец, специалист по информатике, в 2011 году он рассказал сыну о биткоине. Поначалу 17-летний Виталик не принял идею борьбы с банковской системой, которая привела к финансовому кризису, однако затем провел собственное исследование, а после стал одним из основателей журнала Bitcoin Magazine.

Блокчейн — «новый и интересный организм», говорит Бутерин. Изучая его, Виталик создал свой блокчейн Ethereum, и уже в 19 лет бросил вуз, чтобы вплотную заняться своим криптопроектом.

О криптолихорадке 2017 года

Бутерин признается, что прошлый год был для него странным. Котировки биткоина и эфира взлетели, наступил бум ICO, но в то же время возникли опасения, что это похоже на тюльпановую лихорадку XVII века:

«Мы создали культуру, в которой какой-нибудь совершенно случайный проект поднимает около 8 млн долларов, а вокруг говорят: «Да ну, это гроши! Вы же знаете, что это пузырь!»

Благодаря росту цены эфира Бутерин стал мультимиллионером (его состояние оценивается в 10−20 млн долларов), однако он признается, что был не очень успешен в криптотрейдинге: когда котировки казались ему подходящими, он выходил в кэш и «дорого заплатил за это, если взглянуть с финансовой стороны». Он считает, что его «бумажное» состояние было бы в 3−4 раза больше, если бы он продавал меньше криптовалюты.

Бутерина очень обеспокоила криптомания, которая привела к крупным обогащениям и не менее крупным потерям. Бутерин с тревогой наблюдал, как блокчейн Ethereum заполонили люди, привлеченные легкими деньгами:

«Есть проекты, в которых никогда не вкладывали душу, нечто вроде «Та-да-амм, цены поперли вверх, ррррум! Покупай-покупай-покупай сейчас!».

В то же время Бутерин приветствует профессиональные инвестиции в блокчейн. В 2016 году был создан Ethereum Enterprise Alliance (EEA), в который входит более 200 компаний и который нацелен на поиск возможностей для применения технологий на платформе Ethereum. Что касается причин успеха эфира, Бутерин заявил:

«Ethereum разросся. Думаю, случилось так, что Ethereum для развития нужна была крупная фигура — такая, как я».

О криптовалюте TRON

В начале апреля между Бутериным и основателем криптовалюты TRON Джастином Суном возник конфликт. Сун раскритиковал эфир, отметив семь преимуществ Tron (отсутствие комиссий за операции, больше транзакций в единицу времени и т. д.). В ответ Бутерин заявил, что еще TRON хорош в копировании кода.

На пике капитализация TRON превышала 17 млрд долларов, хотя за ней, по мнению Бутерина, не стоит никакого заметного продукта, и оценка «намного больше того, что эта площадка в действительности дала миру».

О крипторубле

В прошлом году Бутерин посетил Москву и Санкт-Петербург, встретился с президентом России Владимиром Путиным и обсудил с чиновниками проект крипторубля. Объясняя свои близкие отношения с властями, Бутерин перефразирует писателя и борца за права чернокожих Фредерика Дугласа, которого критиковали за участие в работорговле:

«Я лучше объединюсь с кем угодно, чтобы делать правильные вещи, и ни с кем, чтобы делать неправильные».

Бутерин заявил, что подталкивает Кремль дать «людям выгоду от крипты», но добавляет, что «не уверен, до какой степени это у него получается».

Новости криптовалютного рынка и майнинга:

mining-cryptocurrency.ru